Кызыл-Бел. Здравствуйте, я ваш учитель физики!

0
1527

Наша героиня Ажар Откурова не скрывает своего возраста — ей 68 лет. При этом она неизменно добавляет, что уже 38 лет работает учителем физики в школе имени Курсана Турмаматова в приграничном селе Кызыл-Бел Баткенского района.

«Видать так было предначертано мне судьбой, что до сих пор продолжаю работать в школе, хотя официально давно уже на пенсии. Честно говоря, я не раз уходила, чтобы уступить свое место более молодым специалистам. Каждый год 25 мая я прощаюсь со своими учениками, а 1 сентября меня обратно зовут в родную школу, потому что нет учителя физики», — улыбаясь, говорит Ажар-апа.

Село Кызыл-Бел расположено недалеко от границы с Таджикистаном, граничит с таджикистанским

селом Гулистан. Всего в Баткенской области 217 школ с кыргызским языком обучения, 36 — с  русским языком обучения, 32 — с узбекским языком обучения и 8 школ, где преподавание ведется на таджикском языке. В селе Кызыл-Беле две средние школы с кыргызским языком обучения. Первая была построена в 1975 году, ее недавно отремонтировали. Другая школа, в которой работает наша героиня, была основана в 1995 году. В регионах ощущается острая нехватка учителей точных наук.

По данным Министерства образования и науки КР, в Баткенской области не хватает 129 учителей. «Нехватка учителей есть, но она не такая большая, как раньше, потому что была поднята заработная плата. В частности, не хватает учителей точных наук, русского языка, английского языка», — сообщила министр образования и науки КР Догдургуль Кендирбаева, выступая в Жогорку Кенеше КР.

Ажар-апа говорит, что учительницей физики она стала случайно, даже не планировала, когда ехала учиться в Ош. «Я мечтала преподавать английский язык. Даже успешно сдала три экзамена в Ошском государственном педагогическом институте (сейчас Ошский государственный университет прим. Ред.), а вот четвертый провалила как назло. Это был экзамен по истории, почему-то еще в школе я невзлюбила этот предмет. Я не хотела сдаваться. Увидела объявление на подготовительные курсы, записалась туда и 1976 году повторно сдала документы, поступила и стала учиться на учителя физики с ребятами на четыре года младше меня. Вот так и стала я учительницей физики», — вспоминает Ажар-апа.

Ажар-апа с ностальгией вспоминает времена, когда они тесно общались с коллегами из соседнего Гулистана, как помогали друг другу учить детей. В начале 2000-х годов нехватка учителей в школах решалась за счет сотрудничества кыргызстанских и таджикистанских учителей.

“У нас всегда были хорошие отношения с соседями. Там, в Гулистане, среди учителей немало моих друзей. С некоторыми из них мы даже вместе работали. Когда в наших школах не хватало учителей, оттуда приглашали. Вот, к примеру, с 2001 по 2005 годы в нашей школе преподавали русский язык Сайфулло Сабридинов и английский язык Мубашир Разыкова из соседнего Гулистана. Они быстро нашли общий язык с детьми.  Щедро делясь с ними своими знаниями. Помню, что не было никаких конфликтов, недопониманий. Среди местных учителей они тоже пользовались уважением. Мубашир, когда дочку замуж выдавала, нас на свадьбу приглашала, и мы не оставались в долгу, тоже приглашали их на свои торжества. Свадьбы у них менее затратные, оказывается, чем у нас. Ничего лишнего. На свадьбу могут зарезать всего одну овцу, у нас не так расходов много”,- говорит Ажар-апа. 

 

Жители села Кызыл-Бел всегда имели тесные связи с жителями соседнего села Гулистан. Ажар-апа вспомнила, как раньше они тесно общались с соседями. Пока границы не стали закрытыми.

“В 1990-е годы, когда были сложные времена и каждый выживал, как мог. Мы познакомились с учителем английского языка Илхомом из соседнего Гулистана. Он собирал в нашем селе бывшие в употреблении газовые плиты. Так и познакомились с ним. Потом он стал заниматься сухофруктами в Таджикистане этот бизнес хорошо налажен. Курагу ему продавали. Постепенно наши отношения крепли. Он часто гостил у нас. Мы очень хорошо дружили с ним, стали друзьями. Потом появились КПП с двух сторон границы. Стало сложно переходить границу, отношения постепенно как-то охладились.

В Гулистане у меня есть подруга. Раньше мы тесно общались, ездили друг к другу. Мы ездили к ней на новоселье, когда она построила новый дом. Она нас очень хорошо приняла. После последних приграничных конфликтов мы перестали общаться. Нам надо научиться заново дружить, жить в согласии, как раньше».

По словам Ажар-апа, больше всего во время таких конфликтов страдают дети. Они менее защищены психологически.

“Последний конфликт оказал сильное негативное влияние на детей. От любого шума они готовы бежать в укрытие. Интерес к учебе снизился. Бедные несчастные дети были сильно испуганы и напуганы. В течение одного месяца онлайн преподавали. Родители тоже замучились. Дети только-только пришли в себя. Стали свободнее играть, свободней ходить по улице. Но все равно страх сохраняется на долгое время. Такая рана ведь тяжело заживает».

Общественный фонд «Будущее страны» с 2006 года защищает права детей, реализуя программы, направленные на обеспечение детям достойных условий жизни, защиту от плохого обращения и пренебрежения, а также обеспечение равноправия в уходе и образовании. В Баткенской области фонд успешно реализовал проект «Доступная школа» по обеспечению устойчивого доступа детей к обязательному образованию. На наш вопрос, что же делать чтобы дети в приграничных селах не озлобились глава фонда Жылдыз Дуйшенова ответила так:

«Это касается не только детей, которые живут в приграничной зоне. Это касается каждого ребенка. Есть такая присказка: “свято место пусто не бывает”. Если у ребенка внутри, в душе ценностный ряд, этические нормы не сформированы, и это место пустое, заполняться оно будет злобой. Если же мы все-таки сможем сформировать у детей правильные ценности, понимание, пресловутое критическое мышление, то тогда они будут оценивать ситуацию не только “ты — враг, я — пострадавший”, “хорошо-плохо”. Но и смотреть на причинно-следственную связь, видеть глубже и шире. Искать решения, настраиваться на поиск решения. При этом конструктивных решений, а не просто мстить, ненавидеть, бояться”.

Ажар-апа говорит, что после последнего конфликта они стали больше ценить мир. По ее словам, самое главное — надо урегулировать приграничные вопросы.

«Главное, в миростроительстве — дружба. Во-вторых, решение приграничных вопросов. Только в этом случае мы сможем развивать свои регионы, строит планы. Мы так часто раньше говорили, что желаем и хотим мира, что перестали его ценить по-настоящему. Мы же воспринимали эти слова как обычные. Теперь все изменилось, у нас только одно пожелание мира. Только потом здоровья близким  и другие пожелания».

Глава института мира и развития Улугбек Нурумбетов также подчеркнул важность разговора о миростроительстве с учениками. “Обсуждение ценностей многообразия и инклюзивности способствует формированию толерантного поведения. Ведь школа – это же не только место, где дают образование, но и формируют будущих граждан, которые должны уметь критически и логически мыслить, уметь применять медиацию при конфликтных ситуациях и самостоятельно или совместно решать проблемы”, — отметил Улугбек Нурумбетов.

По его словам, идеи миростроительства они активно продвигают в более двухсот общинных клубах мира, открытых при школах по всей стране. “Школьные клубы мира — это одна из успешных и устойчивых моделей внеурочной деятельности. Они представляют собой эффективную платформу для развития этих навыков и ценностей, а также для сотрудничества с взрослыми и широким сообществом. Они помогают учащимся расширить свое понимание мира и внести вклад в создание мирной и справедливой общественной среды. В Баткенской области такие клубы открыты в приграничных селах Кара-Бак, Ак-Татыр, Ак-Терек, Чоң-Кара”, — сказал глава института мира и развития Нурумбетов. 

В школе, где работает Ажар-апа тоже можно открыть клуб мира. Но, как подчеркнул Улугбек Нурумбетов, инициатива в первую очередь должна исходить от самих учителей и учеников.

Когда мы уже прощались с Ажар-апа, она вспомнила, что мама ее дяди по материнской линии была таджичкой. Только они, к сожалению, не общались, не поддерживали связи, постепенно потеряли всякую связь с ней. Наша героиня опасается, что также можно растерять все связи между соседями, кыргызстанцами и таджикистанцами, если не восстановятся прежние добрососедские отношения.

 

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here