Арка-2. Главное, чтобы был мир. И в сердца людей вернется доброта

0
3459

Шахриёр Гайипов спешит домой после уроков. Через дорогу живут его друзья, которых он не видел больше двух лет, потому что межгосударственная граница закрыта. Шахриёр не скрывает, что очень скучает по ним. У меня там много друзей, вместе играли, общались, в школу ходили. Честно говоря, я очень скучаю по этим беззаботным дням, — говорит он.

Шахриёр вместе с мамой и сестренкой живут в приграничном селе Арка-2 Лейлекского района Баткенской области у самой границы с Таджикистаном. В 2012 году в Кыргызстане был принят Закон “О придании особого статуса отдельным приграничным территориям КР и их развитии”, от Баткенской области внесли 61 село и 8 участков, среди них Арка-2. После была принята государственная программа по развитию этих территорий до 2025 года, но из-за нерешенности приграничных вопросов, логистических сложностей еще не все реализовано из запланированного.

В Арка-2 для подростков, как, впрочем, в других селах Баткенской области, особых развлечений нет. Вся их жизнь крутится вокруг школы и дома. Единственное развлечение у местных ребят — серфинг в интернете, у всех смартфоны, подключенные к сети. Сельская молодежь мечтает; кто уехать на заработки куда подальше, а кто-то продолжит учебу в Бишкеке или за границей. Шахриёр, наоборот, свое будущее связывает с родным селом, уезжать вроде никуда не планирует.

Я бы хотел остаться здесь, на Родине. Не хочется уезжать, как папа, в Россию на заработки. Поэтому желаю, чтобы здесь у нас наладилась жизнь. Не хочу я уезжать отсюда никуда”, —говорит подросток.

Папа Шахриёра, как многие другие мужчины из села, уехал на заработки в Россию после закрытия границы, когда остался без постоянной работы. Он зарабатывал различными строительными работами. Село Арка-2 сильно зависит от границы, учитывая его особое расположение, прямо у трансграничной трассы Худжанд-Канибадам, поэтому жизнь сельчан так или иначе связана с этой дорогой. Мимо проносятся легковые машины и грузовики. Они проезжают, не останавливаясь, потому что здесь проходит межгосударственная граница.

Люди продавали, покупали, оказывали услуги, находили работу, свободно передвигаясь по трансграничной дороге, особо не задумываясь, на какой стороне они сейчас находятся. Пару дней в неделю гудел большой приграничный базар, который давал работу и кыргызстанцам, и таджикистанцам. Закрытие границы сказалось на деятельности этих рынков, в целом, на жизни местных жителей. Базар на Востоке больше чем просто базар, вокруг него бурлит людская жизнь.

Во время последнего приграничного конфликта семья Шахриёра тоже пострадала. Неизвестные угнали весь их домашний скот. Родные тогда сильно перепугались за них. Они боялись, что может произойти что-то ужасное, ведь у соседей были сожжены дома. Бабушка и мама Шахриёра говорят, что до сих пор вздрагивают от любого шума.

Сегодня Шахриёр — главный помощник мамы и единственный мужчина в доме. Чтобы помочь своим родителям пережить эти непростые времена, подросток решил выращивать курочек и кроликов на продажу.

“Пока у меня всего десять кроликов и около двадцати курочек. Постепенно буду расширять производство, увеличивать их поголовье. В будущем хочу стать крупным фермером. Мне не хочется уезжать за границу, как отцу, в поисках работы. Буду здесь жить и работать у себя на Родине. Я скучаю по папе. Пусть все будет как прежде и наступит мир между народами”, — сказал Шахриёр, демонстрируя нам свою мини-ферму.

Если курочек легче сбыть, с кроликами чуть посложнее. Деликатесное кроличье мясо особым спросом пока не пользуется, его покупают в основном по медицинским показателям. Кому врач советовал такое мясо или шашлычные, которые специализируются на различных видах мяса. По словам подростка, если бы граница была открыта, у него было бы больше клиентов, потому что в родном селе труднее сбыть кроличье мясо.

Еще семья Шахриёра выращивает лимоны. В семейном лимонарии у них пока всего четырнадцать саженцев. В обязанности Шахриёра входит ежедневный полив, еще он должен следить за температурой в лимонарии. “Снега у нас почти не бывает. Но все равно очень холодно, а лимоны теплолюбивые. Поэтому я постоянно слежу за огнем в печке, чтобы им было тепло, иначе они замерзнут и не дадут плодов. Лимоны мы продаем и штучно и на вес. Обычно мы сдаем их в  ближайшие магазины или идем на мини-рынок торговать. Лимоны у нас не сильно кислые, сейчас как раз сезон их продажи”, -говорит Шахриёр.

Все началось с дедушкиного увлеченья. Абдикамал-ата (дедушка Шахриёра с папиной стороны) научил своих сыновей и внуков выращивать лимоны. Только не у всех получается. Первый лимонарий в семье Гайиповых появился в 2016 году, когда на кредит Российско-кыргызского фонда развития дедушка стал выращивать лимоны. Сегодня у него аж 65 саженцев. Когда граница была открыта, семья продавала цитрусовые на приграничных рынках, куда съезжались и кыргызстанцы, и таджикистанцы.

Бабушка с папиной стороны Инобат-апа сетует, что раньше дети с внуками приходили их проведать, а теперь они так делают, потому что их отцы на заработках за границей. Сегодня в семье Гайиповых 15 внуков и два правнука! Бабушка Инобат-апа признается, чтобы отвлечься от горестных мыслей и переживаний за детей, она стала изучать способы выращивания апельсинов, мандаринов и даже киви с бананами. Когда вернется прежняя жизнь, Инобат-апа мечтает выращивать их в семейном парнике вместе с детьми и внуками.

“Мой третий сын нашел себе жену в Таджикистане. Раньше же границы были открытыми, люди свободно переходили ее, общались. У меня младшая сестра Мавлюда вышла замуж в Гафуровском районе Таджикистана. Сейчас там живет и работает в школе. Со всеми родственниками общаемся через WhatsApp. У них все хорошо. Правда, они немногословны, особо ничего не говорят”, — говорит дедушка Абдикамал-ата. 

Это дедушка говорит про маму Шахриёра. Ее зовут Шахноза, и она родом из Таджикистана. Ее родители и родственники живут буквально через дорогу, в соседнем селе. По обе стороны границы живут и кыргызы, и таджики, и узбеки. Много смешанных семей. Мама Шахриёра быстро накрывает на стол, наливает нам горячий чай и неспеша рассказывает о себе: 

“Восемнадцать лет назад я вышла замуж и переехала жить в Кыргызстан. У нас двое детей, Шахриёр — старший сын. Дочке десять лет. Есть кое-какая живность, содержим парник. Живем у самой границы. Муж уехал в Россию подзаработать денег. Последние два-три года граница часто закрывалась, еще пандемия была. Поэтому с родными по ту сторону границы я давно не виделась. Не то что на свадьбы, на поминки не можем поехать. Раньше в течение месяца я два-три раза бывала в гостях у своих родителей в Таджикистане. Хотя нас разделяет всего лишь эта дорога, пересечь ее нельзя. Когда случился последний конфликт, я очень испугалась, с тех пор вздрагиваем от любого шороха. Нам нужен мир. Нам всем надо жить в согласии друг с другом”, — говорит Шахноза, мама Шахриёра.

Шахриёру сейчас пятнадцать лет. Дедушка с бабушкой с маминой стороны в последний раз его видели три года назад, когда ему было двенадцать лет. С родственниками в Таджикистане Шахриёр общается через мессенджеры. Иногда они устраивают групповые видеозвонки, чтобы поговорить со всеми одновременно, увидеть друг друга. Хотя их разделяет всего несколько метров дороги, встретиться не могут. Граница закрыта.

Дедушка Абдикамал-ата с грустью в голосе вспоминает прежнюю жизнь, когда жители окрестных сел свободно пересекали ее, не беспокоясь о своей безопасности.

“Мы жили в согласии, хорошо общались с соседями, ходили друг к другу в гости, обменивались новостями. А сейчас общаемся только по WhatsApp. Хорошо, что есть видеозвонки. Хотя бы так видим друг друга”, — говорит дедушка Шахриёра.

Пока сельчане жадно вслушиваются в сообщения про межгосударственные переговоры по приграничным вопросам. Последняя такая встреча прошла в таджикистанском городе Бустон 11-18 февраля, где топографические рабочие группы и рабочие группы по правовым вопросам правительственных делегаций Кыргызстана и Таджикистана по делимитации и демаркации кыргызско-таджикской государственной границы согласовали еще 1,11 км границы. Следующая такая встреча рабочих групп пройдет уже на территории Кыргызстана, сообщает пресс-служба Кабинета министров КР. Ранее с 10 по 16 января, топографические рабочие группы согласовали 38,55 км. Каждый шаг, даже небольшой, они воспринимают как прорыв вперед, связывая с ними свое будущее. «Мы же соседи, по-другому, наверное, и не бывает», сказал Шахриёр, читая эту новость. А бабушка Инобат-апа, словно молитву, повторила свои слова: «Главное чтобы был мир! И в сердца людей вернется доброта».

 

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here